UXDE dot Net

История Крыма — Флоренс Найтингейл и Мэри Сикоул

от -

Нужно сказать, что история известности этой необычной женщины — английской Сестры милосердия – Флоренс Найтингейл началась с военных событий, происходивших 160 лет назад у наших Крымских берегов, а именно – с осады Севастополя, длившейся с сентября 1854 по август 1855г.

 Английская Сестра милосердия – Флоренс Найтингейл

Тогда по велению Бога и своего сердца в Крым осенью 1854 г., прямо на театр военных действий, не сговариваясь, прибывают первые русские Сестры милосердия – в осажденный Севастополь, и английские – в соседнюю с ним Балаклаву для оказании помощи раненым и больным соотечественникам. Фактически там и тогда был заложен институт военных медицинских сестер, без участия которых теперь не представляются последующие годы мировой истории.

Флоренс Найтингейл родилась 12 мая 1820 года во Флоренции в богатой семье. Образование она получила блестящее: знала несколько языков, историю, математику, естественные науки, литературу, успешно занималась живописью и музыкой. Родители готовили ее к жизни тихой, мирной и традиционно семейной. Но так уж сложилось, что не ожидало Флоренс ни милое семейство, ни личное счастье, ни покой вообще. Как она сама твердила с 17 лет: ей было самим Господом указано ее главное предназначение – бесконечное служение людям. Кроме того, при всей ее довольно миловидной внешности, она обладала значительным мужским честолюбием и интеллектом.

Решительно отклонив все предложения о браке, Флоренс занялась благотворительностью и организацией ухода за больными. Нужно ли говорить, что ее родственники были категорически против такого ее образа жизни, считая подобное поприще уделом женщин из низших слоев населения… Но Флоренс поступала так, как считала единственно возможным для себя. Она посещала больницы и лазареты, изучала организацию помощи больным в Германии, Франции, Италии, Египте, Греции, Швейцарии. Наконец, она попадает в Кайзерверт, в общину пастора Т.Флиднера, немецкого филантропа, основавшего в 1836 году первое евангелическое заведение Сестер милосердия. Жизнь в общине была суровой, условия очень скромными, но Флоренс готова была остаться там навсегда.

В 1853г. ее приглашают в Лондон заведовать больницей для учительниц. Дело в ней она ставит идеально: кроме всего необходимого, в больнице был устроен лифт на все этажи, постоянная горячая вода, а также связь через звонки больных с сестрами, которых они могли вызывать в любое время. К опытной и отлично знающей дело Флоренс обращались за советами не только в самой Англии, но и из соседней Франции. Как знак особого доверия, ей даже предложили пост заведующей королевской больницей. Но военные события Восточной войны не могли оставить ее равнодушной.

9 октября 1854 года газета «Таймс» обратилась к согражданам с такими словами: «…не найдется ли среди нас самоотверженных женщин, готовых к службе в наших военных госпиталях? Неужели ни одна из дочерей Англии не ступит в этот час на путь милосердия?!» Такие женщины, конечно же, нашлись и, как вы, наверное, догадываетесь, возглавила этот отряд английских Сестер милосердия Флоренс Найтингейл. От британского правительства с просьбой об этом к ней обратился военный министр Сидней Герберт: Флоренс назначалась главой специального Женского отделения сестер милосердия английских госпиталей в Турции (на стороне которой воевала Англия). 5 ноября 1854 года Ф.Найтингейл с 38 сподвижницами прибывает в барачный госпиталь в Скутари, где уже находится 1715 раненых и больных англичан.

Нужно сказать, что мужской медперсонал принял Флоренс «в штыки». Заводимый тут же ею жесткий порядок пришелся многим не по нутру. Ее встретили насмешки, грубость, пренебрежение, равнодушие, а также чудовищный бюрократизм. Мужественная женщина отвечала на все выпады лишь терпением, тактом, своими знаниями, опытом и бесконечной преданностью делу. К сестрам она также относилась строго и требовательно, не прощая расхлябанности и недобросовестности (возможно, поэтому вскорости из 38 сестер осталось лишь 16 самых выдержанных).

Все свое свободное от руководства и решения разных насущных проблем время Флоренс проводила возле раненых, душевно беседуя с ними, подбадривая, выслушивая последние желания умирающих. По ночам она писала донесения военному министру, королеве Виктории, а также письма родным и близким солдат и офицеров, а потом с маленькой лампой в руках совершала обходы по затихшим, уснувшим палатам. И нет ничего удивительного в том, что когда на офицерском банкете по окончании войны кто-то предложил написать всем присутствующим имя, которое, вероятно, запомнится дольше всех, почти на всех карточках было написано: «Флоренс Найтингейл. Женщина с лампой».

8 мая 1855 года Ф.Найтингейл с 12-ю сиделками прибывает в Крым – в Балаклаву, где английские и французские войска ведут осаду русского Севастополя. Но буквально через два дня она серьезно заболевает изнурительной лихорадкой, и ее отправляют обратно в Скутари. Во второй раз Флоренс прибывает в Балаклаву в сентябре, фактически к концу осады Севастополя, и находится в нем по ноябрь 1855 года. За это время она сумела наладить полевое обслуживание раненых, открыть специальные кухни для приготовления диетических блюд, необходимых для скорейшего выздоровления, проконтролировать выполнение основных гигиенических норм. Третий приезд Ф.Найтингейл в Крым продолжался с конца марта по начало июля 1856 года. Она трудилась по 20 часов в сутки, помогая не только своим соотечественникам, но и раненым союзникам (особенно когда во французской армии разразилась эпидемия сыпного тифа).

По окончании войны, перед отъездом Ф.Найтингейл поставила на свои сбережения на горе над Балаклавой большой крест из белого мрамора в память обо всех погибших солдатах, врачах и медсестрах. О войне она писала с большой горечью: «Война – это не только раны, кровь, лихорадки, дизентерия, но и холод, зной и голод. Это пьянство, озверение, деморализация подчиненных; это зависть, мелочность, безучастность, эгоизм и наглость начальников». В сентябре 1856 года Королева Виктория наградила Флоренс Найтингейл бриллиантовой брошью с надписью: «Благословенно милосердие. Крым». Потом, в 1907 году, она стала первой женщиной Великобритании, удостоенной ордена «За заслуги». И эта высокая награда, и общественное признание пришли позже, сначала же была трудная, но плодотворная жизнь. Используя накопленный опыт, в 1860 году Флоренс организует первую в мире Школу медсестер в госпитале Сент-Томас в Лондоне. До 1872г. она остается экспертом английской армии по вопросам медобслуживания больных и раненых. Пишет много книг и статей о подготовке медсестер и о системе ухода за больными. Она прожила 90 лет – долгую, хлопотную, но нужную многим жизнь, скончавшись 13 августа 1910г.

Ее подвижничество приобрело международную славу. Она была и остается примером бескорыстного служения людям и предвестницей международного милосердия, которое позднее воплотилось в организацию Красного Креста. В 1912 году Лига этой международной организации учредила медаль имени Ф.Найтингейл как высшую награду медсестрам. Эта медаль присуждена почти 1тыс. женщин в мире. В бывшем Советском Союзе обладательницами этой награды стали 46 человек (была среди них и крымчанка – севастопольская медсестра, участница Великой Отечественной войны 1941/45гг.- Клавдия Бутова). В 1934г. Международный совет медиков совместно с Лигой Красного Креста основал также международный денежный фонд имени Ф.Найтингейл для содействия делу подготовки и переподготовки медсестер во всем мире. Ежегодно, 12 мая – в день рождения этой самоотверженной женщины – во многих странах проводится «День больницы», а ее именем названы многие медицинские школы.

Возвращаясь к событиям Крымской войны, нужно добавить, что кроме Сестер милосердия, призванных британским правительством, к местам боевых действий в Крым отправились за своими мужьями многие из английских женщин. Они также помогали в уходе за ранеными и больными и некоторые прошли весь военный путь своих мужей – от начала до конца.

Мэри Сикоул

У Мэри Сикоул никого из близких на этой войне не было, но все равно она не захотела оставаться в стороне. Интересной личностью была эта Мэри Сикоул. Родилась она на Ямайке в 1805 году и была дочерью шотландского офицера Гранта и островитянки-мулатки. От своей матери кроме смуглой кожи она переняла неукротимую энергию, удачу в коммерции, а также знания о лечебных растениях с умением их применять. Она побывала в 1820 году в Лондоне, но вернулась в Кингстон, где вышла замуж за англичанина Эдвина Сикоула. Вдвоем они вполне успешно занимались торговлей, но деятельной Мэри этого было мало (она всегда считала, что главное для женщины – быть полезной). Поскольку своих детей ей Бог не дал, Мэри направила всю свою любовь и заботу на, как она говорила, «приемных сыновей» – солдатиков британского гарнизона, стоявшего в Кингстоне. Зная ее навыки в народной медицине, командование не только не препятствовало ее помощи, но и само приглашало ее к больным. Когда Мэри узнала, что многих ее «подопечных» отправляют в Крым, то решительно заявила, что ее место там же.

К тому времени она уже овдовела и, распоряжаясь имуществом самостоятельно, решила продать торговые склады и отправиться к далекому Черному морю. Но прежде, чем это сделать, она побывала осенью 1854 года в Лондоне, надеясь присоединиться к медсестрам, которых набирали в помощь Ф.Найтингейл. Однако миссис Сикоул в этом было отказано – «она была слишком шумной, темнокожей и пожилой». Вот тогда отважная женщина решила действовать самостоятельно. Она нашла себе партнера – некоего Томаса Дея – и, прибыв с ним на Крымский берег весной 1855г., открыла в Балаклаве рядом с железной дорогой небольшую гостиницу. Кроме содержания постояльцев, военных офицеров, (зачастую «в долг»), она готовила только ей известные снадобья и пользовала ими всех страждущих.

Так продолжалось год – до самого окончания войны. К сожалению, многие из ее постояльцев так и не оплатили свои долги, и по возвращении в Лондон Мэри Сикоул оказалась в весьма плачевном финансовом положении. Дело было настолько плохо, что в ноябре 1856 года ее объявили банкротом. Но к тому времени ее слава как героической женщины Крымской войны облетела всю империю и многие захотели отблагодарить Мэри за ее подвиг. В Англии был открыт специальный фонд взносов, собравший вполне достаточно средств, чтобы «матушка Сикоул» прожила остаток жизни безбедно. Таким образом, милосердие простой темнокожей женщины с Ямайки было вознаграждено, ибо ничто доброе не остается незамеченным ни на этом, ни тем более на том свете… Мэри Сикоул дожила вполне благополучно до 76 лет, и ее помнят до сих пор по обе стороны Атлантики. Пример тому – хотя бы эта статья.

Автор: Юлия Самарина

Вам также будет интересно

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>