UXDE dot Net

Достопримечательности Крыма — Мечеть Хан-Джами и Текие дервишей в Евпатории

от -

В Крыму, как в огромном музее, сохранилось довольно много памятников материальной культуры разных эпох, хотя далеко не всем им удалось дойти до наших дней. Но те, которые пощадило время, удивляют и поражают нас своей архитектурой. Одним из таких памятников является мечеть Хан-Джами, или Джума-Джами, в Евпатории, воздвигнутая в XVI-XVII вв. знаменитым турецким зодчим Мимаром Ходжи Синаном ибн Абдулменнаном.

Мечеть Джума-Джами в Евпатории

По происхождению грек, он, как и многие представители эпохи Возрождения, обладал энциклопедическим образованием, будучи не только архитектором, но и военным инженером, математиком, астрономом. Творчество Ходжи Синана было вершиной в развитии османской архитектуры.

В течение полувека (с 1538 по 1588гг.) по его проектам возводились все главные здания в Стамбуле и многочисленные сооружения по всей территории Османской империи. Он прожил более 100 лет (!) и подарил миру свыше 400 творений: мечети, часовни, минареты, усыпальницы, медресе, библиотеки, дворцы, караван-сараи, мосты, бани, фонтаны, водопроводы, светские и церковные здания. Сам Синан считал наилучшими своими творениями три мечети: Шахзаде (1543-1548гг.) и Сулеймани (1550-1557) в Стамбуле и Селимше в Эдирне (Адриаполь) (1569-1575гг.). Две первые были построены по указанию Сулеймана Великолепного (Шахзаде — в память о любимом сыне, умершем от оспы, а Сулеймани – в качестве высшей мусульманской школы). Несмотря на их совершенство, сам архитектор считал их своими ученическими работами, признавая творением, действительно достойным Мастера, лишь третью мечеть – Селимше (вернее сказать, целый монументально-архитектурный комплекс). Возле нее он и был похоронен. На могильной плите, кроме количества прожитых лет, указана цифра 80 – в стольких местах были построены его мечети! Под номером 77 в этом списке значится евпаторийская «Мечеть Татар-Хана в Гезлеве», или Хан-Джами.

Это была особая, соборная мечеть, которая служила местом обнародования имени нового хана, назначенного на престол в Крыму Оттоманской Портой, о чем свидетельствует древний акт, долгое время сохранявшийся в мечети, на котором расписались один за другим 18 ханов, властвовавших в Крыму до присоединения его к России. Поэтому она так и называлась – Хан-Джами. А вот свое нынешнее, второе название «Джума-Джами» она получила гораздо позднее. Дело в том, что в Евпатории, как в одном из главных мусульманских центров Крыма, в середине XIX века было, кроме Хан-Джами, еще около 19 мечетей, и две из них – Джума-Джами, то есть «пятничные» (пятница у мусульман почитается так, как у христиан – воскресный день). Вероятно, со временем и в связи с ликвидацией «пятничных» мечетей их название перешло к Хан-Джами. Приблизительной датой начала ее строительства считается 1552 год. Однако, когда строительство было закончено, документально до сих пор не установлено.

Мечеть Хан-Джами представляет собой центрально-купольное здание, приближенное к квадрату. Снаружи это кубический объем с очень лаконичными и строгими формами. Он увенчан центральным куполом с полумесяцем-Аланом, обращенным в сторону Мекки, и 11-ю куполами гораздо меньшего размера, неодинаковыми по высоте и диаметру. Центральный купол как бы прорезан 15-ю широкими окнами. Всего окон 59 и остальные – небольшие и разнообразные по форме – стрельчатые, круглые и полукруглые – наполняют все здание мечети ровным, мягким, рассеянным светом. Входов в мечеть три — западный, восточный и северный. С запада и востока к мечети примыкают два восстановленных 35-метровых минарета. Тонкие, как обелиски, они имеют внутри узкие винтовые лестницы, оканчивающиеся наверху балконами – терфе (оттуда муэдзин созывал верующих на молитву). О времени разрушения минаретов достоверных сведений нет, но еще в своей «Книге путешествий» Э.Челеби, бывший в Гезлеве в 1665-66гг, писал только об одном целом минарете (второй был разрушен землетрясением или ураганом). А уже в 1793-94гг., во время путешествия, Паллас в дневнике пишет об «остатках двух огромных минаретов».

Внутреннее убранство мечети

Внутри Хан-Джами двумя стенами из двойных арок византийского стиля делится на три части, из которых самая широкая – средняя. Южная сторона, направленная к Мекке – религиозному центру мусульман – имеет открытый алтарь-михраб. Это неглубокая пятигранная ниша высотой 4,5м с двумя полуколоннами. Направо — полуоткрытая высокая кафедра – мимбар, где во время службы находился мулла (только он мог отсюда читать особые части богослужения и говорить с молящимися). Начало крутой в 12 ступеней лестницы, ведущей на мимбар, выполнено в виде П-образной арки. Налево от алтаря-михраба у первого пилона располагалась открытая кафедра – курси – для проповедников и толкователей Корана, которым мог, кстати, быть любой правоверный. К восточной и западной стенам мечети пристроены хоры (мафиль). Попасть на них можно по винтовой лестнице, расположенной слева от центрального входа, а также через внешний ход на ханский балкон.

Несомненно, что когда-то эта мечеть была очень богатой – сохранившийся Коран Хан-Джами был написан первоклассным каллиграфом в 1314г., т.е. почти за 250 лет до сооружения мечети! После присоединения Крыма к России, когда турки и большая часть татар покинули полуостров, мечеть постепенно стала ветшать. Княжна Горчакова писала в своих «Воспоминаниях о Крыме» в 1883г.: «Ее архитектура очень красива, но здание запущено, снаружи стены кое-где растрескались, почти все покрыто плесенью, обширный двор в страшном небрежении, так что трудно по нем пройти… высокие минареты уже не существуют, они свалились давно от ветра во время бури, и евпаторийские мусульмане настолько бедны, что не могли их исправить или воздвигнуть новые». Мечеть реставрировали трижды – в 1775г., 1834г., и в 1896 (даже пытались восстановить минареты, но лишь покрыли их крышей от дальнейшего разрушения). Советская власть с 1929г. в «историческом здании» открывает краеведческий музей (в нынешнем здании краеведческого музея, в бывшем доме Гилиловича, что на ул.Дувановской, тогда был «Музей старины», а «Антирелигиозный музей» — в караимских кенасах).

К достаточно серьезной реставрации обратились только в 1962 году: заменили деревянные конструкции, покрыли купола металлом, восстановили многие недостающие детали и освободили от всех позднейших наслоений и перестроек. И только в 80-х годах восстановили минареты. В мечети вновь разместился музей – отдел истории, религии и атеизма (вплоть до 1990г. в мечеть водили экскурсантов; иногда разрешали даже подниматься на минареты). При музее был создан научно-методический центр «по формированию материалистического мировоззрения», а также кружок «Юный атеист». После возвращения в Крым татарского населения мечеть была передана мусульманским верующим. И сегодня, как и триста лет назад, с минаретов слышен голос муэдзина, созывающего на молитву…

Текие дервишей

В Евпатории чудом сохранился в почти первозданном состоянии (хотя и весьма плачевном) единственный в Крыму ансамбль: мечеть, медресе и текие (монастырь). Когда-то, по Страбону, в Каламитском заливе находилось греческое поселение «Роща Гекаты» (с тюрк. «гекат» — серая дикая степная лошадь, тарпан). На месте пришедшего в упадок города был основан Гезлев, и только после присоединения Крыма к России, в 1784г., императрицей Екатериной II он был переименован в Евпаторию. Гезлев означает «скрытый дом», то есть огороженный высокой стеной. Так оно и было: турки отреставрировали старую греческую крепостную стену, восстановили башни, достроили мечети, бани, фонтаны, базары, водопровод. 5 крепостных ворот вели в город, ставший в XV-XVIвв. культурным и религиозным центром Крымского ханства. Неподалеку от главных ворот Одун-базар (кстати, сегодня их восстанавливают), на пустыре, вдали от городской суеты был воздвигнут в это же время Текие-дервиш — монастырь с мечетью и минаретом, а также медресе (училище).

Кто же такие дервиши? Дервиши в мусульманстве – все равно что монахи. В точном переводе с персидского «дервиш» означает «нищий», но, разумеется, имелся в виду не просящий подаяния, но человек набожный, ищущий просветления и очищения души, на пути к богу, для которого материальный мир ничего не значит. Такие дервиши для совместной молитвы объединялись в ордена, братства еще с I-II вв н.э. В Крыму к концу XVIII в. насчитывалось 22 текие различных орденов! Во главе каждого ордена стоял старейшина – шейх – и в каждом городе непременно была дервишная община в 30-40 человек (а то и несколько). Даже женщины имели право быть членами общины. Мусульманские законы не допускали безбрачия (хотя женитьба зависела от доброй воли), и дервиши женились и даже могли иметь несколько жен. Только неженатые дервиши могли жить в самом монастыре, а женатые – вне его, в собственных домах.

Одни дервиши жили на одном месте, а другие могли вечно странствовать. Но общим и главным местом было их текие, куда они должны были приходить опрятно и красиво одетые, каждый четверг на заходе солнца, и совершать свои вечерние молитвы. Странствующий дервиш мог находиться в текие до 3-х дней в качестве гостя. Просить милостыню считалось грехом и позором, поэтому дервиши изучали ремесла, чтобы зарабатывать себе на одежду и хлеб, но основными занятиями их были врачевание, толкование снов, гадание, продажа амулетов, переписывание книг. Гезлевское текие принадлежало самому богатому и влиятельному ордену Мевлеви. Его основателем был сын великого поэта Джалая-эд-Дина, написавшего Книгу-поэму о божественном единстве мира и человека. Текие было построено, вероятно, в XIV-XVвв., а вот мечеть с минаретом и медресе, в котором «получали тайны премудрости, чтения и письма» отпрыски благочестивых мусульман – уже в XVIIв.

Реконструкция старого города

«Текие» имело довольно большой зал для религиозных упражнений дервишей этого ордена, которые состояли из молитв, плясок и других церемоний (пляски были не искусством, а средством освобождения духа, гармоничным слиянием с мировой душой – все дервиши начинали вместе кружиться под музыку, изображая этим круговорот жизни и духа). В зал выходило 9 каменных келий с маленькими окошками, музыканты располагались на галерее, на полу лежали богатые ковры и горели красивые светильники. Благодаря пожертвованиям богатых набожных соотечественников, дервиши обладали довольно большими средствами. Во дворе был источник чистой питьевой воды, а чуть поодаль – кладбище.

Так было… Но после исхода из Крыма турок, когда полуостров стал русским, Текие-дервиш прекратило свое существование, хотя медресе (училище) и мечеть продолжали работать вплоть до прихода советской власти в Евпаторию. Вскоре после этого в бывшем медресе была устроена татарская кофейня, а потом и советская «Чайная». После войны архитектурный ансамбль окончательно пришел в упадок. Только в 70-80-х годах археологи Крыма и местные музейные специалисты-историки решились провести кое-какие восстановительные работы, а на месте медресе, пристроив второй этаж (к счастью, не меняя общего стиля), сделали гостиницу для изыскателей и реставраторов. Но все так и осталось незавершенным. Вот в таком виде сегодня и предстает Текие перед экскурсантами. К сожалению, на серьезную реставрацию средств еще не нашлось, но городские власти в этой части старого города усиленно приводят в порядок ряд улиц для создания уникального экскурсионного маршрута «Новый Иерусалим». Возможно, в ближайшем будущем дойдут руки и до единственного и неповторимого Текие танцующих дервишей Мевлеви.

Автор: Юлия Самарина

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *