UXDE dot Net

Община Сестёр Милосердия и Крымская война

от -
«Много было в ту войну патриоток, жертвовавших своим имуществом, но не много было пожертвовавших самими собой. Тут нужно было не только сострадание, но и самоотверженность, великодушие, твердость характера и помощь Божия. Ни разные лишения военного времени, ни ненастная погода, ни зной лета, ни гром орудий и осколки, ни ежедневные смерти, ни холерные и тифозные испарения, ничто не могло их удержать от добросовестного исполнения святого своего долга…» (из журнала «Русская старина»).

Императрица Александра Федоровна и старший врач лазарета княжна В.И.Гедройц в перевязочной

«Благословение вам Всевышнего и глубокая вам наша признательность, усердные помощницы! Честь и слава всем Сестрам милосердия!» (из газеты того времени).

Как это ни печально, но войны всегда сопровождали неразумное человечество в его многострадальной истории. И те, кто защищался, и те, кто нападал, равно не знали, останутся ли живы в конце сражения. Но, наверное, еще большим мучением была участь раненого – он вынужден был умирать на поле боя от страшных ран или потери крови, если только не мог сам себе как-то помочь или ему не могли оказать помощь его товарищи, но конец очень многих был печален… Буквально до середины XIXв. правильно организованной медицинской помощи раненым не было ни в Западной Европе, ни в России. Война считалась сугубо мужским занятием и, конечно, не могло быть и речи о какой-либо помощи со стороны женщин. Хотя к тому времени в больницах, в лечебницах при женских монастырях уход за больными существовал, но на самом театре военных действий, в перевязочных пунктах или лазаретах трудились только мужчины, как врачи, так и младший персонал.

Примечательно, что именно Крымская кампания стала переломной в этом вопросе. Смелая и совершенно новая мысль помочь раненым с помощью женского милосердия и участия пришла в голову замечательной женщине того времени – Великой Княжне Елене Павловне, супруге Великого Князя Михаила Павловича, брата Императора Николая I. Иностранка по происхождению, принцесса из Штутгарта, прибыла в Россию совсем юной, но уже успевшей получить блестящее образование в Париже. Знавшая несколько языков, знакомая с литературой, естественными науками и математикой, она в короткий срок также выучила русский язык и Историю Карамзина – язык и историю той страны, в которой ей предстояло жить.

Получив после венчания титул Великой Княгини и православное имя, Елена Павловна всей душой обратилась к своей новой Родине – России. Показав себя на редкость добросердечной и отзывчивой на чужие беды и страдания, стал первой ревнительницей и преемницей в деле попечения благотоворительных заведений, завещанных ей Императрицей Марией Федоровной. Княгиня отличалась незаурядным умом, прозорливостью, увлеченностью и кипучей энергией и уж если начинала какое-либо дело, то непременно доводила его до конца. Будучи очень скромной в своих личных потребностях, Елена Павловна неустанно занималась благотворительностью, которая поглощала большую часть ее собственных средств.

Императрица Александра Фёдоровна и княжны Ольга Николаевна и Татьяна Николаевна

В то время, когда об учреждении Общества Красного Креста еще никто и не помышлял, в голове Великой Княжны уже созрела человеколюбивая мысль о нем. Толчком тому явились военные события в Крыму. Осада Севастополя обнажила самое печальное состояние организации медицинской помощи в российской армии. Опытного медицинского персонала катастрофически не хватало. И Елена Павловна решилась обратиться к русским женщинам за помощью — отдать защитникам Севастополя свою заботу и свой бескорыстный труд. Ее поддержал известный хирург Н.И. Пирогов, но военное управление встретила эту идею весьма неохотно и недоверчиво (уж если самому Пирогову понадобилось несколько месяцев, чтобы убедить военных чиновников в своей необходимости на передовой…).

Тогда взгляд на военное дело был сильно отличен от современного и круг военного звания очень замкнут. Присутствие женщин у постели офицера, а тем более солдата, воспринималось как непростительное вольнодумство. Солдат выполнял свой долг и должен был умирать по форме — навытяжку, а его страдания мало кому приходило в голову обсуждать. Сам главнокомандующий А.С.Меньшиков встретил «затею» Елены Павловны и Пирогова крайне недоброжелательно и даже грубо, поинтересовавшись: «не открыть ли сразу же при фронте и венерологическое отделение…». В такой ситуации дело могли спасти только такая сильная воля и убежденность, какие были у Великой Княжны Елены Павловны. И она, сумев таки убедить Императора Николая I, человека далеко не мягкого, в необходимости этих мер, 25 октября 1854 года учреждает Крестовоздвиженскую общину Сестер милосердия о раненых и больных, с последующей их отправкой на театр военных действий в Севастополь.

Нужно сказать, что на призыв Великой Княжны отозвались очень многие женщины, причем из разных сословий (в том числе и из высших слоев общества). Быстро обученная и испытанная первая группа Сестер (28 человек), получив из рук Елены Павловны кресты на голубой ленте и ее благословение всеми силами служить своим братьям во Христе, отправилась в Севастополь к Н.И.Пирогову. Сама Великая Княгиня, оставаясь в Петербурге, отдалась неутомимой деятельности по устройству складов в нижних этажах Михайловского дворца для медикаментов и вещей, купленных на свои средства, а также по доставке их в Крым. За первым отрядом «добровольных помощниц» последовали еще несколько (в общей сложности в Крымской кампании приняли участие около 250 Сестер милосердия!). А спустя некоторое время уже не только больные и раненые отозвались о самоотверженном труде Сестер, но и все военные начальники, ранее так пренебрежительно отвергавшие их помощь. Это вызвало во всем обществе небывалый подъем и ревностное желание действовать на пользу раненым и больным чем можно. В Морское министерство и к Великой Княгине стали стекаться со всех сторон приношения деньгами и вещами; явилось еще много желающих вступить в ряды Сестер милосердия. В простеньких коричневых платьях и таких же накидках, на шее — голубая лента и крест с Распятием, в клеенчатых фартуках, за поясом которых незатейливый инструмент — ножницы, пинцеты и спринцовки, в простых ботинках (а то и в сапогах), самоотверженно сменившие домашний уют и достаток на бомбежки, холод, холеру и тиф, кровь и гной – эти женщины посвятили себя милосердию не на словах.

Они делали все: готовили еду, перевязывали, ассистировали на операциях, кормили и поили лежачих, мыли их и одевали, писали письма, занимались постелями и одеждой, медикаментами и процедурами – по 18-20 часов в сутки. Ранения были тяжелыми: от пуль, осколков ядер и мин, от штыков; в зимнее время – обморожения, в летнее – дизентерия и лихорадки, холера и сыпной тиф. Врачи только удивлялись их мужеству, выносливости, неутомимости и буквально преклонялись перед ними. А уж раненные вовсе в них души не чаяли, называя ласково «сестричками» за их нежную заботу, сердечное сочувствие, за слова утешения и поддержки. Врожденная женская чистоплотность, аккуратность, ловкость, а также благотворное нравственное влияние делали их уход идеальным. На перевязочных пунктах близ линии фронта и в полевых лазаретах осажденного Севастополя словно Божий Дар были эти благодеяния женского ухода – то, о чем раньше никто и не помышлял. Были среди них и те, кто добровольно ходил помогать прямо на передовую.

Вплоть до окончания войны сестры милосердия были в госпиталях не только Севастополя, но и Симферополя, Бахчисарая, Евпатории, Перекопа и других городах. И никому уже не приходило в голову шутить и видеть их голубую ленту лишь украшением «в цвет голубых глазок», как когда-то в начале. Их было много, но приведу пример лишь одной – лучшей помощницы хирурга Н.И.Пирогова – Екатерины Бакуниной (ей было 42 года). Родом из дворян, дочь губернатора Санкт-Петербурга, внучатая племянница М.И.Кутузова на деле оказалась идеальной Сестрой милосердия и ассистенткой в сложнейших операциях многих защитников Севастополя. В 1856 году Великая Княгиня Елена Павловна назначает ее главной – сестрой-настоятельницей, – и в этой должности она продолжает трудиться и после войны уже в С.-Петербурге в Крестовоздвиженской общине. В 1877-78гг. Е.Бакунина ездила уже с отрядом Красного Креста на Кавказский фронт, где также самоотверженно и энергично трудилась. А в своем имении устроила бесплатную больницу для крестьян со всей округи и была попечительницей земских больниц Тверской губернии. Именем Екатерины Бакуниной в 1954 году названа одна из улиц Нахимовского р-на Севастополя.

Даша Севастопольская

Ее почин – помощь раненым в боях под Севастополем – считается официально признанным самым первым – с 8 сентября 1854 года (то есть за два месяца до приезда русских сестер милосердия из С.-Петербурга и сестер из Англии вместе с Флоренс Найтингейл).

Скульптурный портрет Даши Севастопольской

Оборона Севастополя в период Крымской войны 1853-56гг. вошла в историю города одной из самых ее героических страниц. Наряду с регулярными войсками в боях принимали участие жители осажденного города. Среди них была и одна из самых первых русских сестер милосердия – Даша Севастопольская. Была эта молодая женщина круглой сиротой, дочерью убитого в Синопском сражении матроса Лаврентия Михайлова. Некого было ей спрашивать, поэтому и решила сама помочь «браткам», чем может: продала свой убогий домишко, что стоял на окраине Севастополя, купила татарскую лошаденку, бочонок спирту, бинтов, пластырей и иных медикаментов; оделась в матросский бушлат, сапоги и белую фуражку и отправилась за нашим отрядом на Альму, где ожидалось большое сражение. Пехота добродушно подшучивала над такой «морской кавалерией», но уже через день, когда полетела картечь да осколки ядер по рукам и ногам и «все разбитое, но еще живое» потянулось к тем кустам, где «пацаненок» в белой фуражке разложил свое нехитрое хозяйство. Засучив рукава, проворный «мальчишка» обмывал и бинтовал раны, нацеживая раненому чарку, чтобы унять боль. Изумленно глядели перевязанные усачи, угадывая все же в ловких, мягких руках и ласковом взгляде женщину: «Это же Ангел слетел сюда от престола Господня!».

Всю войну пробыла Даша сестрой милосердия (среди других женщин-сестер ее видел позднее и Н.Пирогов). О ее самоотверженности и мужестве было доложено самому Государю Императору, и 16 ноября 1856 года Дарье Михайловой была вручена заслуженная награда: золотая медаль «За усердие!» на Владимирской ленте, а также 500 рублей серебром (по выходе замуж было также обещана 1 тыс. руб. на обзаведение). В тот день Даша Севастопольская стала первой в России женщиной из народа, получившей высокую награду. После войны Даша вышла замуж за рядового Максима Хворостова и действительно получила тысячу рублей, на которые купила трактир на Бельбеке, а затем уехала с мужем в Николаев. Позже она вернулась в свой родной город, где и жила до конца своих дней. Была похоронена в 1910г. на кладбище юго-западнее Малахова кургана. В 1954 году, в дату столетия Обороны Севастополя, одна из улиц города – Четвертая, – была названа именем Даши Севастопольской, а в 2005г. ей был поставлен памятник как героине Крымской войны и первой сестре милосердия.

В ночь на 28 августа 1855г. русская армия вынуждена была оставить Севастополь. Несмотря на поражение, Императором Александром I было принято решение достойно отметить высокий героизм защитников города – впервые в истории России была учреждена медаль не «за победу» или «за взятие», а «За защиту Севастополя». Ею были награждены все участники обороны города, длившейся с 13 сентября 1854г. по 27 августа 1855г. Особым местом в указе было отмечено право на эту награду женщин, «которые несли службу в госпиталях или во время обороны Севастополя и оказали особенные услуги». Кроме того, по просьбе Великой Княгини Елены Павловны были вычеканены специальные 7 золотых и 145 серебряных медалей для выдачи сестрам милосердия в память об их служении. На одной стороне этих медалей перечислялись пункты в Крыму и Южной России, где сестры оказывали помощь раненым: «Севастополь, Перекоп, Бельбек, Бахчисарай, Симферополь, Херсон, Николаев». Для сестер же, работавших на Балтийском театре военных действий, предназначались медали с надписью: «Финляндия, Выборг, Свеаборг и Або». Чуть позже было выпущено еще 6 золотых и 200 серебряных медалей для Крымских сестер милосердия. Эту награду получили не только сестры Крестовоздвиженской общины, но и Одесской общины Сердобольных Вдов, а также жительницы Севастополя. На этих медалях было отчеканено просто: «Крым – 1854-1855-1856гг.». Сестры милосердия вернулись в С.-Петербург, и многие продолжили свою деятельность уже в мирной жизни. На частные пожертвования еще несколько общин, подобных Крестовоздвиженской, возникли в Москве и С.-Петербурге, и лишь в 1868г. Министром внутренних дел, в рамках государственной программы, было принято решение открыть ряд заведений по подготовке Сестер и Братьев милосердия. Это решение совпало с учреждением Общества Красного Креста, в ведении которого все подобные заведения стали состоять. Великая Княгиня Елена Павловна приняла в этом самое деятельное участие.

Автор: Юлия Самарина

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Adblock
detector