UXDE dot Net

Как князь М.С. Воронцов стал фельдмаршалом

от -

Действительно, такое событие имело место быть, хотя и случилось оно уже на склоне лет князя Михаила Семеновича Воронцова, вынужденного по болезни отойти от исполнения государственных дел, а до того много послужившего России в непростой должности генерал-губернатора всего Новороссийского края и Крыма (а затем и наместником императора на Кавказе).

Граф Михаил Воронцов

Присвоенное ему звание фельдмаршала явилось скорее не сколько даже признанием его прежних заслуг, но более — самоотверженного труда именно последних лет, в какие он показал себя настоящим патриотом и неустанным миротворцем в продолжение всей Крымской войны 1853-1856гг. Обстоятельства же тех давних дел были таковы…

Когда осенью 1853г. турецкие военно-морские силы подошли к границам Кавказа, наместнику этих земель князю М.С.Воронцову шел уже 72-й год. Возраст весьма преклонный, да и старая болезнь все более давала себя знать. Уже до того князь не раз подумывал об отставке и покое, но эта война многое перевернула в его жизни, да так, что еще долгих три года держала его в напряжении. Нападение турок на Кавказ сильно повлияло на самочувствие Воронцова, в то время как император Николай I, казалось, был лишь раздражен войной. В его письмах Михаилу Семеновичу с указанием о проведении боевых операций чувствовались определенное непонимание ситуации и элементарная военная неграмотность.

В то же время князь Воронцов, как никто другой, осознавал плачевное состояние южной пограничной линии и настойчиво требовал войск. Предвидел он и то, что война с Турцией, безусловно, приведет к столкновению с Англией и Францией, армии, которых к этому времени значительно превосходили российскую по техническому оснащению. Появление в Черном море флотов европейских держав князь считал катастрофой для кавказского побережья и просил усилить эскадру, крейсирующую у берегов. Однако в этом ему было отказано. В столице по-прежнему считали, что западные монархи не решаться вступиться за Турцию. В довершении, в ноябре 1853г. российский флот напал на берега Турции и одержал хотя и блестящую победу в Синопском сражении, но окончательно настроившую Европу против России. В ночь с 3-го на 4-е января 1854 года английские и французские суда вошли в Черное море. Воронцов первым отреагировал на это и отправил канцлеру Нессельроде полное тревоги письмо: «На суше мы не боимся никого; но на море и на побережье, — дело совсем иное, и я не могу без содрогания воображать себе во всех подробностях неизбежную и жестокую потерю всех наших фортов на восточном берегу, спасти который мы в этом случае не имеем никаких средств».

Михаил Семенович настойчиво рекомендовал Нессельроде приложить все усилия для скорейшего восстановления мира. Вскоре после этого Воронцов отослал письмо и самому императору: Всеми возможными средствами он пытался уговорить Николая I прекратить войну. «Одна надежда на Бога и на Вас, всемилостивейший государь, — писал князь, — что до такого явного разрыва между нами и западными державами Вы не допустите». Однако император считал, что после победы под Синопом ни на какие уступки идти нельзя, так как, по его мнению, это «было бы несогласно с достоинством России». Стало окончательно ясно, что война с Англией и Францией неминуема и что театром боевых действий станет черноморское побережье России. Князь Воронцов прекрасно осознавал, что ему в его преклонном возрасте, да еще в болезни просто не справиться с навалившимися на него задачами. Постоянно волнение и нервное напряжение усугубляли положение. Михаил Семенович получает разрешение от императора уйти на 6 месяцев в отпуск «для поправления расстроенного здоровья». Перед отъездом за границу Воронцов счел необходимым позаботиться о сохранности своих архивов в имениях на берегу Черного моря: в Одессе и в Алупке (художественные ценности были также эвакуированы). И его опасения оказались не напрасны. 14 апреля началась бомбардировка Одессы, и имение князя пострадало от нескольких ракет. Уже находясь на излечении в Германии, Воронцов узнал о высадке иностранных войск в Крыму, осаде Севастополя и начале варварского ограбления поместий Южнобережья (хотя его Алупкинский дворец стал исключением и не был тронут английским десантом).

Осада Севастополя воспринималась Михаилом Семеновичем очень тяжело не только потому, что он любил этот город, но и в связи с участием в обороне его сына Семена (в августе 1855г. тот был тяжело ранен). Вообще, личный характер, который носила Крымская война для князя Воронцова, нельзя упускать из виду, хотя князь и не был из тех, кто прятал своих детей от пуль. Усугублялось положение и тем, что на вражеской стороне у князя был близкий родственник — его племянник, сэр Герберт Сидней Пемброк, занимавший в то время в Великобритании пост военного министра. И факт, что сын его сестры и его родной сын (по сути, двоюродные братья) стали в одночасье врагами, сильно его печалил. Однако, как и для любого настоящего государственного деятеля, для Воронцова личный мотив неизменно отходил на второй план. Если он и ратовал за прекращение войны, то уже явно не ради успокоения своих семейных переживаний.
В 1854г. князь Воронцов, прекрасно понимая, что на Кавказе и в Крыму — в самом эпицентре войны — необходимы теперь более энергичные, чем он, и полные сил люди, подает в отставку, а после лечения за границей, которое, увы, только усугубило болезнь, приезжает в С.-Петербург. Но и там он продолжает самую активную деятельность. 18 ноября 1854г. Воронцов по своей личной инициативе встречается с Николаем I и вновь поднимает вопрос о мире. Это была их последняя встреча. Три месяца спустя император скончался, так и оставшись непреклонным в своем убеждении о необходимости продолжения войны.

Новый император России, Александр II, с самого начала был склонен к заключению мира, но дело это было непростым. Война зашла слишком далеко. Подготовка проекта мирного договора началась в конце 1855г., а в январе 1856г. — его окончательное обсуждение. Император дважды созывал собрание наиболее влиятельных и знающих лиц государства для того, чтобы вынести окончательное решение по вопросу Крымской войны. В их числе были: великий князь Константин Николаевич (дядя императора), канцлер Нессельроде, военный министр князь Долгоруков, бывший посол России в Австрии Мейендорф, графы Орлов, Киселев и Блудов и, конечно, он — неизменный участник совета — князь М.С.Воронцов.

Из всех единственным сторонником продолжения войны был граф Блудов, поэтому можно считать, что практически весь совет пришел к единому решению о заключении мира, которое подытожил Воронцов такими словами: «Сколь ни тяжелы для нас настоящие его условия, но продлением войны мы не получим лучших. Напротив, по всем признакам следует предвидеть мир еще более унизительный, который на долгие годы ослабит Россию неисчислимыми потерями территориальными и денежными. Опасности отторжения подвергнутся Крым, Кавказ и даже Финляндия и Польша. Ввиду того, что борьба, дойдя до известного предела, непременно должна прекратиться, лучше не доводить дело до крайности и заключить мир, прежде, чем мы будем к тому вынуждены полным истощением наших сил и пока еще возможно сопротивление».

Много делал князь Воронцов для привлечения на свою сторону общественного мнения. Он писал и рассылал письма-воззвания всем влиятельным и культурным людям Москвы и С.-Петербурга, взывая к поддержке, благоразумию и необходимости победы мира над войной. Были, конечно, и злые языки, которые говорили про князя и его единомышленников, что, дескать, «продолжение войны угрожало их карману в России и в Англии, родственной им по деньгам, духу и крови», но это была всего лишь ограниченная группа славянофилов, бездумно продолжавшая настаивать на «разгроме Европы».

Памятник графу Воронцову

По иронии судьбы, последние годы жизни князя Воронцова, которые он намеревался посвятить отдыху, были отмечены самой бурной его деятельностью и заботами о судьбе России, которая тревожила его никак не менее, чем будущее его сына и племянника, ввергнутых жестокой действительностью в эту войну. И заботы его оказались не напрасными, хотя и потребовалось три долгих года, чтобы убедить правительство в бессмысленности гибели русских солдат и офицеров. Мир наконец был подписан 18 марта 1856г. России пришлось пойти на некоторые уступки, однако проигрыш не был разгромом.

26 августа состоялась пышная коронация Александра II, на которой князь Воронцов хотя и очень хотел, но не смог присутствовать по состоянию здоровья. Наоборот, к нему, больному, прибыли домой великие князья и сообщили о присвоении Михаилу Семеновичу звания фельдмаршала. Труды князя Воронцова наконец были вознаграждены.

Автор: Юлия Самарина (информация из опубликованных материалов Алупкинского дворца-музея).

Вам также будет интересно

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>