UXDE dot Net

Архиепископ Лука Войно-Ясенецкий и его музей в Симферополе

от -

Архиепископ Лука (в миру — Валентин Феликсович Войно-Ясенецкий; 27 апреля (9 мая) 1877, Керчь — 11 июня 1961, Симферополь) — русский хирург и духовный писатель, епископ Русской Православной Церкви. Канонизирован Русской Православной церковью в сонме новомучеников и исповедников Российских для общецерковного почитания в 2000 году. Лауреат Сталинской премии по медицине в 1946 году.

Архиепископ Лука (в миру — Валентин Феликсович Войно-Ясенецкий

Наверное, лучше всех в нашей стране труды Валентина Феликсовича Войно-Ясенецкого знали врачи-хирурги. Его книга «Очерки гнойной хирургии» стала классикой. За научную разработку новых хирургических методов лечения он получил Сталинскую премию I степени в 1946 году. О том, что у лауреата есть второе имя – Лука – и он является репрессированным архиепископом Русской Православной Церкви, естественно, предпочитали умалчивать. Зато сам Войно-Ясенецкий не молчал: за свою жизнь он произнес 1250 проповедей, из которых 750 записаны и хранятся в архиве Московской духовной академии. Он читал лекции студентам-медикам, делал научные доклады, не снимая рясы, а в его операционной висела икона. Огромное уважение, которым пользовался этот человек буквально у всего народа, не дало властям окончательно погубить его, как ни пытались они это сделать.

Однажды на приеме в тамбовском облисполкоме святитель Лука сказал: «Я готов учить врачей тому, что знаю сам; я вернул жизнь и здоровье сотням и наверняка помог бы еще многим, если бы вы не схватили меня ни за что и не таскали бы одиннадцать лет по острогам и ссылкам». Начальство было в шоке, но что тут можно было возразить? То, что по воле гонителей знаменитый хирург был вынужден жить (и работать, так как он никогда не переставал лечить людей) и в Архангельске, и Туруханском крае на Енисее, и за Полярным кругом, было правдой. В самые лютые годы архиепископа Луку спасало то, что он был замечательным врачом и везде, куда бы ни приезжал, во всех ссылках, люди сразу шли к нему. Приходили и простые крестьяне, и местные начальники, приходили тогда, когда надежды не оставалось, и ссыльный доктор спасал всех. О своих скитаниях он рассказал в автобиографии. Небольшую книгу воспоминаний полностью ослепший архиепископ продиктовал секретарю в 1958 году в Симферополе; в 2002 году она вышла под названием «Я полюбил страдание…» (эта фраза была взята из письма Святителя Луки).

Он не собирался быть священником и не сразу обнаружил свое призвание стать врачом. С детства будущий архиепископ любил рисовать, окончил Киевскую художественную школу и уже собирался поступать в Петербургскую академию художеств, но задумался о том, правильный ли путь выбирает. В конце концов, Войно-Ясенецкий решил, что не в праве заниматься только тем, что нравится, но должен выбрать то, что полезно для страдающих людей, и поступил на медицинский факультет. «Когда я изучал физику, химию, минералогию, у меня было почти физическое ощущение, что я насильно заставляю мозг работать над тем, что ему чуждо… Тем не менее, я учился на одни пятерки и неожиданно чрезвычайно заинтересовался анатомией. (…) Из неудавшегося художника я стал художником в анатомии и хирургии».

Архиепископ Лука на иконе

Войно-Ясенецкий желал стать простым мужицким врачом, но в 1903 году началась война с Японией, и работать пришлось в госпитале Киевского Красного Креста возле города Чита. Затем была работа в земских больницах. Уже тогда, где бы ни работал новый доктор, имя его становилось известным. Он развивал такую деятельность (даже в самой маленькой больнице), искал новые методы, оперировал настолько успешно, что не мог остаться незамеченным. Народ был всегда готов заступиться за своего доктора. Такие истории будут происходить и потом: к примеру, больница Фатежского уезда. За то, что доктор Войно-Ясенецкий не бросил все дела и не отправился к заболевшему исправнику немедленно, управа увольняет врача со службы. Однако один из вылеченных Войно-Ясенецким слепых в базарный день залезает на бочку, произносит зажигательную речь, в результате чего толпа, вооружившись кто чем, идет громить земскую управу. В управе не находят никого, кроме одного человека, который от страха залезает под стол. Войно-Ясенецкий вынужден спешно уехать из Фатежа.
Если бы тогда кто-нибудь сказал хирургу Войно-Ясенецкому, что он будет Святителем Лукой, он бы очень удивился. И сам Валентин Феликсович, и его жена были по своему воспитанию глубоко верующими людьми, но ведь не каждый врач и верующий человек должен непременно стать священником. «… Пришло мне на мысль изложить свой опыт в особой книге – «Очерки гнойной хирургии». Я составил план этой книги и написал предисловие к ней. И тогда, к моему удивлению, у меня появилась крайне странная неотвязная мысль: «Когда эта книга будет написана, на ней будет стоять имя епископа». Быть священнослужителем, а тем более епископом мне и во сне не снилось…»

После защиты диссертации в октябре 1917 года Войно-Ясенецкие отправились в Ташкент, столицу огромного Туркестанского края, где Валентин Феликсович по конкурсу получил место главного врача и хирурга городской больницы. На церковный съезд Тупкестана в конце 1920 года он попал просто как верующий православный и только потому, что положение дел в Ташкентской епархии казалось ему удручающим. Так он и охарактеризовал это в своей страстной речи. А после собрания правящий архиерей – епископ Ташкентский и Туркестанский Иннокентий (Пустынский) — подошел к нему и сказал: «Доктор, вам надо быть священником».
«Как я уже говорил раньше, у меня никогда не было и мысли о священстве, но слова Преосвященного Иннокентия я принял как Божий призыв устами архиерея и, ни минуты не размышляя, ответил: «Хорошо, Владыко! Буду священником, если это угодно Богу!»».

Валентин Феликсович Войно-Ясенецкий

Преосвященный Иннокентий сказал ему также: «Ваше дело не крестити, а благовестити», и поручил ему все дело проповеди. И сейчас эти проповеди, беседы на Евангелие, изданные отдельными книгами, — любимое чтение для многих людей. Совет Московской духовной академии назвал Святителя Луку «исключительным явлением в современной церковно-богословской жизни и сокровищницей изъяснения Священного Писания».

Крупный ученый, автор медицинских монографий, Святитель Лука говорил о вере просто и понятно. Его проповеди и беседы доступны всем, и хотя их не произносит живой голос, в самом тексте чувствуется глубокая убежденность и какое-то доброе спокойствие человека, который знает истину и не только говорит о ней, но и любит ее.
Итак, первый хирург города Ташкента «ушел в религию». Правда, он не перестал оперировать и читать лекции на медицинском факультете, куда неизменно приходил в рясе и с крестом на груди. Епископом он стал в страшное время, когда Русская Православная Церковь переживала тяжелейший кризис. В 1922-23 гг. было расстреляно около 40 тысяч священнослужителей, Патриарх Тихон был арестован, церковь фактически раскололась на два лагеря, и поддерживать Патриарха, а не просоветски настроенную «обновленческую» церковь значило обречь себя на арест. Вскоре архиепископом Лукой занялось ГПУ, и начались его скитания.

В Ташкент он вернулся в 1926 году и, лишенный работы, продолжал писать монографию, затем был сослан в Архангельск. После окончания ссылки снова работал в Ташкенте – и везде продолжал исследования для «Гнойной хирургии». Третья ссылка была в Сибирь, на три года. Счастье, что Войно-Ясенецкий не умер тогда, при допросах «конвейером», иначе не были бы спасены многие раненые, которых он принимал и лечил всю войну, с 1941 по 1945 год, в Красноярском эвакогоспитале. Наконец, в 1946 году он был награжден Сталинской премией и назначен на должность Архиепископа Симферопольского и Крымского. Сталин, конечно, зная о пастырском служении Войно-Ясенецкого, использовал его имя как рекламу для того, чтобы продемонстрировать Западу якобы лояльное отношение СССР к Церкви. Премия составила 200 000 рублей, из которых 130 000 архиепископ Лука перечислил в помощь детям, пострадавшим в войне. В том же 1946 году Святителя Луку перевели в Крым. В Крыму (в Керчи) он родился, а последние 15 лет жизни провел в Симферополе: как всегда, лечил, помогал бедным, восстанавливал разоренную епархию.

Прямо напротив храма, где под узорчатой сенью покоятся мощи Святителя, открыт его небольшой, но очень светлый и уютный музей. На стенде с фотографиями надпись: «Святитель Лука, Исповедник, праведник, гонимый и мучимый за право быть последователем Христа». Одно фото поразило меня: лицо уставшего, какого-то маленького, сморщенного человека, обритого наголо. Оно чем-то было похоже на лицо Осипа Мандельштама (полузамученная интеллигенция). Подписано: «Заключенный В.Ф. Войно-Ясенецкий. 1939 год».

Под стеклом – книги об архиепископе Луке, изданные не разных языках, его медицинские инструменты, потрепанные «Очерки гнойной хирургии» (Медгиз, 1946). На стене — необычная икона, на которой посередине изображен Святитель, а по сторонам от него – аналой с Евангелием и столик с хирургическими инструментами. Очевидно, эта икона показывает, что архиепископ и хирург лечил людей двояко – и с помощью медицины, и словом Божьим. Сейчас каждый желающий может прочесть все книги, написанные Войно-Ясенецким, не только его труды по медицине, но и такие интересные произведения, как «Наука и религия», «Дух, душа и тело». Изданы сборники его проповедей, автобиография, воспоминания о нем. Еще не так давно были живы люди, которые лечились у этого врача и знали его лично. А те, кто только услышал имя Святителя Луки Крымского, могут посетить Свято-Троицкий женский монастырь по адресу: город Симферополь, улица Одесская, дом 12, неподалеку от Петропавловского собора.

Вам также будет интересно

1 Комментарий к Архиепископ Лука Войно-Ясенецкий и его музей в Симферополе

  1. Александр

    Воистинну пути Господни не исповедимы. Сей человек, достоин уважения и восхищения, достойный образец для всех врачей, хотя б частичку его веры.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>