UXDE dot Net

Зарисовки Крымской войны — атака лёгкой бригады

от -

25 октября в сражении под Балаклавой английская кавалерия была безо всякой пользы и цели принесена в жертву в нарушение всех установленных правил военного искусства.

К.Маркс

Крым, 1854-й год… Восточная война идет уже второй год. Английские, французские и турецкие войска стоят в Балаклаве. Они осадили Севастополь, и кажется, что этому не будет конца. Известия о ходе войны ежедневно передаются телеграфом, их привозят участники и свидетели событий, ими переполнены газеты…

Картина «Атака лёгкой кавалерии под Балаклавой» Вильяма Симпсона (1855)

Альфред Теннисон, к тому времени уже увенчанный званием лауреата, только что прочитал в газете «Таймс» эту чудовищную заметку Уильяма Рассела с места событий в далеком неизвестном Крыму. Он, совершенно потрясенный произошедшим, стоит у окна в его доме в Фаррингфорде и, глядя в одну точку, снова и снова повторяет беспомощные и нелепые слова военного корреспондента: «…кто-то ошибся». Быстрая и абсолютно бесполезная гибель почти трехсот молодых офицеров-кавалеристов, в большинстве своем сыновей английских аристократов, произошедшая менее чем за полчаса, просто не укладывалась в голове поэта.

Именно тогда, и именно из-за этой так поразившей его фразы (по признанию уже позднее самого поэта), так же быстро, буквально за несколько минут, вдруг возникла эта баллада из шести частей под названием «Атака легкой бригады». В основу ее ритма лег непривычный для Теннисона дактиль, который помог поэту так гениально передать всю стремительность этой отчаянной атаки (в ней будто бы даже слышится топот коней). Потом критики писали, что это были самые энергичные строки, которые когда-либо выходили из-под пера поэта-романтика… Чуть более чем через месяц после трагических крымских событий (в декабре 1854г.) в газете «Экземайнер» был напечатан первый вариант баллады. В августе 1855г. в несколько измененном виде она появилась отдельным изданием на 4-х страницах с комментариями самого автора, где, в частности, говорилось: «…легкая бригада проделала полторы мили, имея слева, справа и впереди русские батареи, прежде чем ей удалось войти в соприкосновение с противником. Атака длилась лишь 20-25 минут. Вернулось только 195 человек». 1тыс. экземпляров баллады была специально отпечатана и отправлена в Крым для распространения в английских войсках под Севастополем и в госпиталях в Скутари (в Турции) для … поднятия боевого духа солдат. Ибо в ней видели не осуждение бессмысленной гибели людей, но утешение нации в серьезной утрате, призыв к исполнению долга во что бы то ни стало, и подвиг отважных кавалеристов, без колебания выполнивших пусть даже ошибочный приказ.

Вот она: известная в Англии почти всем; у нас же, на родине описываемых в ней событий, очень мало кому знакомая (как ни странно, но переводов ее на русский язык практически нет).

Атака легкой бригады

I

На полумилю окутаны пылью,
Неудержимо вперед,
В Смерти долину
Скачут все шестьсот.
— Бригада, вперед!
— На пушки! – командует лорд.
В Смерти долину
Скачут все шестьсот.
II
— Бригада, вперед!
Разве дрогнут ряды?
Солдаты еще не видят беды,
Что этот приказ повлечет.
Не их это дело – возражать,
Не их это дело – рассуждать,
Их дело сражаться и умирать.
В Смерти долину скачут все шестьсот.

III
Пушки с правой их стороны,
Пушки с левой их стороны,
Пушки прямо перед ними видны –
Гром канонады ревет…
Бьют их картечью, ядрами бьют,
Смело мчаться они на редут.
К дьяволу в лапы,
К Смерти в объятья
Скачут все шестьсот.

IV
Сабли их засверкали вдруг.
Саблями воздух рассечен вокруг.
В вихре атаки рубка идет,
Смело вперед, все дальше вперед.
Мир изумлен – в чем битвы исход?
Дальше рванулись в пушечный дым,
Взят редут ударом одним,
Русских казаков строй потрясен,
Саблями уничтожен он.
Теперь они повернули вспять,
Только не все шестьсот.

V
Пушки с правой их стороны,
Пушки с левой их стороны,
Пушки с тыла наведены –
Гром канонады ревет.
Бьют их картечью, ядрами бьют,
Тех, кто геройски брал редут.
Кто к дьяволу в лапы еще не попал,
Кто смерти объятий избежал
Из этих шестисот.

VI
Слава их померкнет когда?
От буйной атаки теперь навсегда
Мир в изумление придет.
Атаке, свершенной ими, почет.
О, славные эти шестьсот!

(Перевод В.С.Вахрушева, 1982г.)

С тех пор баллада вошла во все собрания произведений А.Теннисона. И, пожалуй, именно эти стихи принесли поэту широкую популярность, сделав его известным даже той части Англии, которая прежде не интересовалась ни его изысканной поэзией, ни какой-либо поэзией вообще… Кроме того, она сделала этот эпизод Крымской войны широко известным «…любому мужчине, женщине и ребенку Англии». Баллада по сей день цитируется авторами английских учебников по истории, изучается школьниками на уроках литературы. Кроме специальных монографий, этой кавалерийской атаке были посвящены также два британских фильма.

Но какой же на самом деле была эта атака, произошедшая 153 года назад здесь, у нас в Крыму в живописной и совсем не страшной долине под Севастополем?

25 октября 1854г. (по новому стилю) русский отряд под командованием генерала Липранди произвел атаку на передовые укрепления англичан и турок в Балаклавской долине. Трудно сказать, на что рассчитывал главнокомандующий русской армией князь М.С.Меньшиков: резервов предусмотрено не было, а следовательно, не было и серьезных надежд на какое-либо продолжение операции и ее успех. Однако после штыковой атаки и рукопашной схватки турки бежали, а за ними и англичане. Русскими было захвачено 11 морских орудий, методично расстреливающих Севастополь. Бегство союзников остановила лишь «тонкая красная линия» из шотландских стрелков (они были одеты в красные мундиры). Английские и французские войска поспешили на помощь своим. Положение стабилизировалось, наступило некоторое равновесие. Русские войска заняли высоты по обе стороны долины, и в целом их позиция внешне напоминала подкову. Вот как раз внутрь этой «подковы» и послал, не иначе, как волею злого рока, главнокомандующий английской армии лорд Раглан свои отборные войска – легкую бригаду английской кавалерии – с приказом отбить захваченные русскими пушки.

Вся нелепость этого приказа кажется очевидной даже слабо разбирающимся в военных операциях. Однако приказ был принят непосредственным командиром легкой бригады лордом Кардиганом к исполнению, и печально знаменитая атака состоялась. В 11 часов 10 минут более 600 всадников стремительно атаковали превосходящие силы русской армии, погнали никак не ожидавших этого гусар, смяли артиллеристов и повернули обратно. Атака проходила под перекрестным огнем русской артиллерии, а на обратном пути англичан преследовала еще и опомнившаяся русская кавалерия.

В 11.35 все уже было кончено. Ошеломленный французский генерал Боске, наблюдавший эту драму, воскликнул: «Это великолепно, но это не война, это сумасшествие!». А генерал Липранди поначалу просто не мог поверить, что все английские кавалеристы не были пьяны… Из 673 человек, проделавших безумный путь вдоль долины, лишь менее двухсот снова заняли место в строю. Остальные были либо убиты, либо ранены. Также пали на поле боя около 500 великолепных лошадей. По горькому мнению командира кавалерийской дивизии лорда Лекэна, погибла лучшая бригада, которая когда-либо покидала берега Англии. Тогда же долину, где произошло это сражение, в английской печати стали именовать Долиной смерти. Говорят, что, вернувшись после атаки, лорд Кардиган построил оставшихся в живых и, обращаясь к ним, сказал: «Ребята, это была безумная затея, но в этом нет моей вины». И тут же к нему подступил с требованием объяснений лорд Раглан — главнокомандующий, дескать, что тот имел в виду, атакуя прямо в лоб батарею «вопреки всем правилам войны». На что командир легкой бригады ответил: «Милорд, я надеюсь, вы не осудите меня, поскольку я получил приказ атаковать от старшего по чину перед строем своих войск». Тогда Раглан, обратившись к командующему всей кавалерией Лекэну, от которого Кардиган непосредственно получил приказ, воскликнул: «ВЫ потеряли легкую бригаду!».

Ссылки лорда Лекэна на то, что он передал собственный приказ главнокомандующего, были отвергнуты: начальнику кавалерии, мол, следовало и самому бы подумать. В конце концов, все свалили на посланного с письменным приказом капитана Нолана, так как лорд Раглан настаивал, что уже на словах он добавил: «Если возможно» (?!). Это казалось всем лучшим выходом из положения, тем более что капитан Нолан из атаки живым не вернулся… Примечательно, что в официальном донесении в Лондон Раглан писал о «блеске этой атаки, о благородстве, порядке и дисциплине, которые отличали ее» и настаивал, что это была лучшая из всех атак. Несмотря на то, что в бою под Балаклавой потери русских войск были не намного меньше, чем у англичан (500чел. против 600), этот бой поднял моральный дух русских, оставив ощущение победы и на некоторое время ослабил бомбардировки Севастополя. Для англичан же этот день стал особенно тяжелым днем – днем ужасной в своей бессмысленности гибели соотечественников, о чем и написал, ничего не скрывая, военный корреспондент газеты «Таймс» Уильям Рассел. А анаграмма «Crimea» — «Acrime» затем расставила все точки над i, назвав эту «военную операцию» преступлением. Но только Крым в этом совсем не виноват…

Автор: Юлия Самарина

1 Комментарий к Зарисовки Крымской войны — атака лёгкой бригады

  1. на самом деле подвига никакого не было и в помине, разве что из за благородных очкорвательств командования( банальная ошибка целеуказания, т.е. перепутали батареи), кавалеристы благородных кровей доскакали таки до русских батарей. из шести с лишним сотен более половины были убиты или взяты в плен, за 20 минут. для британии это был шок и позор, так глупо отправить на пушечное мясо такое количество благородных отпрысков. в результате по сценарию «генерал мороз», английский журналист, уильям рассел, наблюдавший эту трагедию, напечатал героический «эпос».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *