UXDE dot Net

Белая Дача — дом-музей Чехова в Ялте

от -

Многие города и дома, квартиры, постоялые дворы и номера в гостиницах стали известны благодаря писателям и поэтам, которые жили в них в разное время. Крым, ко всему прочему, мог бы славиться еще и дачами многих известных людей, если бы людей этих не постарались забыть в пылу национализации, с последующим превращением дач в санатории.

"Белая дача" - дом-музей Чехова

Домик Антона Павловича Чехова в Ялте сохранился и с самого установления Советской власти в Крыму оберегался; пережил войну, принимал посетителей и процветал. Сейчас в нем проводятся Международные чеховские чтения, по-прежнему идут экскурсии, правда, мы то и дело слышим, что реставрировать знаменитый дом не на что, Украина средств на это не выделяет. Грустно, конечно, но не удивительно, ведь сейчас мы снова в пылу революций и политических кризисов, а в такие времена не до музеев. Когда же, когда же настанут иные времена?..

Почему Чехов выбрал Ялту

В 1897 году, в Мелихово, у Чехова обострился туберкулез легких, которым он болел еще в студенческие годы. Зимой он ездил лечиться в Ниццу, но жить и работать в чужой стране ему было тяжело, и, вернувшись, из всех «русских теплых мест» он выбрал Ялту, чтобы строить там дом. До этого Чехов уже бывал в Крыму, видел Ялту проездом из Севастополя в Феодосию. «Море чудесное, синее и нежное, как волосы невинной девушки. На берегу его можно жить 1000 лет и не соскучиться», – писал он. И в следующем году Чехов еще раз побывал в Крыму, а летом 1894 года снова лечился в Ялте и жил на набережной, в гостинице «Таврида» (тогда она называлась «Россия»).

В конце 1898 года Чехов приобрел небольшой участок земли у окраины Ялты, в Аутке, и после того как «белая дача» была готова, он приступил к устройству сада. Этот дом нравился многим, а главное – самим хозяевам, их многочисленным друзьям. О Белой даче писал Куприн: «Вся белая, чистая, легкая, красиво несимметричная, построенная вне какого-нибудь определенного архитектурного стиля, с вышкой в виде башни, с неожиданными выступами, со стеклянной верандой внизу и с открытой террасой вверху, с разбросанными то широкими, то узкими окнами, – она походила бы на здания в стиле модерн, если бы в ее плане не чувствовалась чья-то внимательная и оригинальная мысль, чей-то своеобразный вкус». Вкусов было два, вернее, три – архитектора Л.Шаповалова, самого Чехова и его сестры, которая прожила в этом доме дольше всех и стала первой хранительницей музея.

Рабочий кабинет Чехова

В доме девять комнат. Внизу – столовая и комнаты, в которых останавливались гости и родственники. Кабинет и спальня, комната матери и гостиная, к которой примыкают застекленная галерея и балкон, – на втором этаже. В экспозиции не все вещи – «ялтинские», есть и мебель, привезенная из Москвы, из квартиры Ольги Леонардовны Книппер-Чеховой. Жена Чехова не жила в Ялте, но приезжала каждый раз, когда не была занята в спектаклях и репетициях. И после его смерти, в течение 50-ти лет, она бывала в ялтинском доме каждый год.

Сад

Чеховский дом утопает в зелени, но не каждый знает, что он сам посадил здесь не одно дерево. Чехов выписывал семена, клубни цветов, каталоги по садоводству, планировал будущий сад. У дома он вырастил кедр, гледичию, кипарисы, ясень, магнолию, индийскую сирень, а также груши, персики, абрикосы, яблони… В саду он работал с удовольствием, а когда показывал его друзьям, говорил: «Послушайте, при мне здесь посажено каждое дерево, и, конечно, мне это дорого. Ведь здесь же до меня был пустырь и нелепые овраги в камнях и в чертополохе. А я вот пришел и сделал из этой дичи культурное, красивое место». На прогулках по саду Чехова часто сопровождали его собаки Каштан и Тузик.

Жизнь в Ялте

Если бы не болезнь, Чехов, вероятно, проводил бы в Крыму гораздо меньше времени, ведь в это время в Москве МХАТ ставил его пьесы. О том, как идут дела, писатель узнавал по телефону, так он узнал об успехе «Дяди Вани». Он признавался, что зимой в Ялте скучно, одна радость, если затрещит телефон.

Хотя тихая крымская жизнь сильно отличалась от столичной, Чехов никогда не был хмурым затворником. В доме гостили друзья – Горький, Бунин, Куприн, Рахманинов, Шаляпин, актеры-мхатовцы. Евгения Яковлевна, мать Чехова, которую он очень любил и о которой всегда заботился, жила в доме постоянно. Строя дачу, он заранее беспокоился о том, чтобы маме там было уютно и удобно, а она, мастерица готовить, могла радовать всякими вкусностями многочисленных родных и друзей. Иногда дом так переполнялся гостями, что это даже утомляло ее, но ялтинская дача Чехова был открыт для многих людей, с которыми он общался, которым помогал.

А.П.Чехов возле своего дома

Помогал, как-то по традиции, очень многим. Например, родному городу Таганрогу, которому оставил библиотеку и для которого заказал памятник Петру I. Всю жизнь поддерживал молодых писателей, терпеливо читал их произведения, советовал, редактировал, не жалея своего времени. Не говоря уже о врачебной практике. Лечил Чехов и в Мелихове, и в Крыму, куда он сам приехал лечиться, к нему стали обращаться бедные больные люди. «Одолевают приезжие чахоточные, – писал он в 1898 году, – обращаются ко мне, я теряюсь, не знаю, что делать. Придумал воззвание, собираем деньги, и, если ничего не соберем, то придется бежать вон из Ялты». Сам он пожертвовал в пользу больных 5000 рублей, рассылал воззвание в редакции, друзьям, знакомым. На собранные средства был построен пансион «Яузлар» – первое лечебное учреждение для больных туберкулезом бедняков (сейчас один из корпусов санатория им. А.П.Чехова).

В сорока километрах от Ялты, в деревне Мухалатка, грозились закрыть школу, так как на ее содержание не хватало денег. Чехов пожертвовал 500 рублей, а затем при его поддержке была построена новая школа. Он также был попечителем земских училищ в Аутке, Гурзуфе, принимал участие в сборе пожертвований в пользу детей крестьян Самарской губернии, пострадавших от неурожая. Напомним, что всем этим (помимо писательского труда) занимался фактически больной туберкулезом. Можно было только удивляться, откуда он брал на все это силы. Не случайно всем, кто его знал, Чехов запомнился как добрый и светлый человек.

Аутскую греческую церковь Св. Феодора Тирона закрыли в 1930-х годах, как и все другие церкви в городе. Именно в эту церковь чаще всего приходила вся чеховская семья, по воспоминаниям сестры писателя Марии Павловны. В советские времена не принято было поднимать темы религии, да, наверное, никто из экскурсантов этим и не интересовался, но в ялтинском доме доныне сохраняются семейные иконы Чеховых. Сохранился и нательный крест Антона Павловича. Этот золотой крестик специально заказал его Отец Павел Егорович, когда Чехов отправлялся на Сахалин. Мастер выгравировал дату – 1890 год. Среди фотографий, хранящихся в доме, есть также снимки священников, с которыми Чехов общался. Он был членом попечительского совета Ауткинского училища при церкви, хорошо знал отца Василия Феодориди, который служил в Аутке. В этой церкви была отслужена первая панихида после кончины Чехова в Германии, на курорте в Баденвейлере 2 июля 1904 года.

Алла Ханило, автор статьи «Иконы и кресты А.П.Чехова и его близких в Ялтинском музее», заведующая отделом экспозиций и выставок дома-музея, рассказывает об одном случае, который произошел в 1975 году. Во время ежегодных Чеховских чтений в Ялту приехал актер Художественного театра Иннокентий Смоктуновский. Он собирался играть Иванова из одноименной пьесы Чехова, начинал работать над этой ролью. «Увидев в книжном шкафу писателя несколько молитвенников, псалтирь, Новый Завет и другие книги религиозного содержания, он тут же задал чеховедам вопрос, был ли Чехов верующим, и получил стереотипный ответ о его отрицательном отношении к религии. Он объяснил, что ему трудно играть в пьесе, если он не понимает и не познает душу автора. Тогда я решила только ему одному показать иконы и кресты Чехова. Увидев все, он сказал, что это очень для него важно, и сам «за доверие» показал свой нательный крест. Спустя три года мы встретились в Московском Художественном театре на пьесе «Иванов», и Смоктуновский на театральной программке написал мне такие слова: «Милый, милый друг, никогда не забуду Вашего доверия ко мне, связанного с А.П.Чеховым. И.Смоктуновский, 78»».

Мария Павловна

От судьбы чеховского дома неотделима судьба его сестры Марии Павловны – первого директора музея и хранительницы этой необыкновенной дачи. Она преподавала историю и географию в частной женской гимназии в Москве. Вместе с братом они всю жизнь заботились о семье, родителях. И в Мелихове, и в Москве, и в Ялте Мария Павловна всегда старалась чем-то помочь, решала хозяйственные вопросы, даже была секретарем Антона Павловича. После его смерти она переехала в Ялту навсегда. Кто знает, что стало бы с домом без ее заботы. Начала она с того, что собрала все письма Чехова, с ее помощью было издано эпистолярное наследие писателя в 6-ти томах. При ее участии создавались чеховские музеи в Москве, Мелихове, а в Ялте она сделала все, что чеховские комнаты сохранились в неприкосновенности. Весной 1921 года был учрежден государственный музей, военно-революционный комитет выдал Чеховой специальную охранную грамоту.

К началу Великой Отечественной войны Мари Павловне было уже 78 лет, и в 1941 году она увидела на своем пороге гитлеровцев. Чехова они узнали по фотографиям в комнатах. Ей удалось убедить захватчиков, чтобы они оставили в покое спальню и кабинет. До апреля 44-го года Ялта оставаласяь в оккупации, Мария Павловна перенесла тиф, воспаление легких, мерзла, так как негде было достать дров, но дом она сохранила. В 1944 г. она была награждена орденом Трудового Красного Знамени, а в 1953 году, к 90-летию, ей присвоили звание заслуженного деятеля искусств РСФСР, она также была почетным гражданином Ялты. Умерла Мария Павловна 15 января 1957 года на 94-м году жизни.

Многие, кто бывал в чеховском доме, замечали, что комнаты какие-то особенно светлые, в нем легко и радостно. Есть мемориальные квартиры, которые производят мрачноватое впечатление, а то и вовсе создавались через много лет после того, как хозяин умер, и не все вещи на самом деле принадлежали ему при жизни. Ялтинский дом Чехова не такой. А какой – каждый посетитель решает для себя сам.

Автор: Юлия Самарина

1 Комментарий к Белая Дача — дом-музей Чехова в Ялте

  1. Был в 1985 году в «белом доме» в Аутке. Растёт ли берёза перед домом? Надышался теплом и уютом дома А.П. Чехова! Публикую на сайте ПРОЗА.РУ воспоминания о Крыме 80-85 годов и о посещении утопающего(тогда) в зелени дома писателя.
    Понравилось Ваше бережное отношение к нашему гениальному и доброжелательному человеку! Спасибо!
    Перечитал все 14 томов писем писателя в трудные для себя дни. Написал на сайте: «А.П. Чехов — сжатая биография». Люблю этого порядочного, интеллигентного человека в первом поколении!
    Желаю Вам мира и добра!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *