UXDE dot Net

Тайна «Императрицы Марии»

от -

Тайна «Императрицы Марии» — линкора Российского флота, затонувшего в 1916 году близ Севастополя.

«Темная история, — говорил Полевой, — не на мине взорвался, не от торпеды, а сам по себе…» (Анатолий Рыбаков. Кортик).

линейный корабль «Императрица Мария» выходит из верфи

Когда-то в детстве эту книжку я читала и перечитывала раз за разом; затаив дыхание, переворачивала страницы, надеясь вместе с мальчишками найти разгадку гибели линкора с красивым старинным названием — «Императрица Мария». Ленточка от бескозырки, военный кортик с тайным шифром, какие-то темные личности вокруг всего этого, опасности и приключения (еще и с продолжением в другой книге — «Бронзовая птица») и даже как-то не задумывалась, был тот линкор взаправду или нет. И оказывается, что он был на самом деле, и в самом деле взорвался в Севастопольском порту, и это — действительно история темная и неразгаданная по сей день…Ранним утром 7 октября 1916 года севастопольцы проснулись от взрыва, произошедшего в Северной бухте, неподалеку от поселка Голландия. Взрыв был настолько мощным, что в десятках домов вылетели стекла, а черный столб дыма взметнулся на такую высоту, что был виден со всех концов города. Вслед за первым с короткими интервалами почти в течение часа прозвучали еще двадцать пять взрывов! Палуба линкора «Императрица Мария», где происходили эти события, напоминала сущий ад. Один за другим гремели взрывы ужасающей силы, все горело, плавились стальные переборки, по отсекам с криками метались обезумевшие матросы. Их истошные крики «Братцы, помогите!» долетали даже до берега, который находился на расстоянии полутора километров от пылавшего корабля. Этим несчастным спасения от огня не было даже в море. Накануне перед дальним походом «Императрицу Марию» до отказа загрузили углем и нефтью, и теперь нефть растекалась по воде и так же горела, опоясав огненным кольцом гибнущий линкор. Даже прибывший на место катастрофы командующий Черноморским флотом – бесстрашный человек, бывший полярный исследователь адмирал Колчак, — вынужден был отступить перед случившимся. Все возможные меры по спасению людей были, конечно, приняты, но спасти корабль не было никакой возможности…

линейный корабль «Императрица Мария» в походе

В начале восьмого утра он медленно перевернулся через правый борт и затонул на глубине 18 метров вместе с мертвыми и еще живыми матросами, принявшими мученическую смерть в Северной бухте. Командующим в С.-Петербург царю немедленно была отослана телеграмма: «Вашему Императорскому Величеству всеподданнейше доношу: сегодня в 7 часов 17 минут на рейде Севастополя погиб линейный корабль «Императрица Мария». В 6 часов 20 минут произошел внутренний взрыв носовых погребов и начался пожар нефти. Тотчас же начали затопление остальных погребов, но к некоторым нельзя было проникнуть из-за пожара. Взрывы погребов и нефти продолжались, корабль постепенно садился носом и в 7 часов 17 минут перевернулся. Спасенных много, число их выясняется». Николай II буквально сразу ответил: «Скорблю о тяжелой потере, но твердо уверен, что Вы и доблестный Черноморский флот мужественно перенесет это испытание».

Корма корабля «Императрица Мария»

Увы. Утрата была колоссальной. Менее чем за час на «Императрице Марии» погибло 216 человек, а 232 были ранены и обожжены до такой степени, что половина из них скончалась в течение трех недель в страшных муках. Потеря одного из лучших кораблей Черноморского флота потрясла тогда всю Россию. Как личную трагедию воспринял эту катастрофу адмирал Колчак: «Мое личное горе по поводу лучшего корабля Черноморского флота так велико, — писал он морскому министру Григоровичу, — что временами я сомневался в возможности с ним справиться. Я всегда думал о возможности потери корабля в военное время в море! И готов к этому, но обстановка гибели корабля на рейде и в такой окончательной форме действительно ужасна. Самое тяжелое, что теперь осталось – и, вероятно надолго, если не навсегда, — это то, что действительно причин гибели корабля никто не знает и все сводится к одним предположениям».

И военных, и гражданских в то время одинаково мучил один и тот же вопрос: кто взорвал «Императрицу Марию»? Следственная комиссия во главе с адмиралом Н.Яковлевым представила тогда как минимум три версии гибели линкора: самовозгорание пороха, небрежность в обращении с огнем или порохом и, наконец, злой умысел. Тем не менее, окончательных выводов так и не было сделано, ибо «…прийти к точному и доказательному обоснованию не представляется возможным; приходится лишь оценивать вероятность этих предположений, сопоставляя выявленные при следствии обстоятельства».

Фотография с места трагедии

Действительно, и тогда и теперь остается лишь предполагать, что на самом деле случилось тем злополучным утром 7 октября. Например, в «Морском сборнике», изданном в Праге в 1928 году, бывший старший офицер «Императрицы Марии» Анатолий Городынский писал, что, по его мнению, корабль погиб из-за неосторожного обращения с боезапасом. В своей статье он вспоминает, что «старший командир Воронов спустился в погреб, чтобы записать температуру и, увидев неубранные полузаряды, решил не беспокоить «ребят», убрать их сам. По какой-то причине он уронил один из них…» и началось то, что уже невозможно было остановить. Конечно, можно допустить, что даже опытный командир мог уронить снаряд, но допустить какой-либо беспорядок в крюйт-камере военного корабля Российского флота (!), славившегося своей дисциплиной, представить очень трудно… А учитывая, что все произошло именно по завершении подготовки и буквально перед началом серьезного военного похода, все же вероятнее всего предположить диверсию, а именно — взрыв «Императрицы Марии» был осуществлен немецкими шпионами.

Корпус погибшего линкора

Со спуском на воду военного линейного корабля, названного в честь супруги Императора Павла I, турецко-немецкий флот тут же потерял свое былое преимущество на Черном море. При водоизмещении около 23 тыс.тонн линкор имел очень хорошую скорость (до 22-х узлов) и мощную артиллерию, состоявшую из двенадцати 305мм пушек, торпедных аппаратов и даже четырех 75мм орудий для поражения воздушных целей. За довольно короткий срок «Императрица Мария» успела доставить немало неприятностей врагу. В сентябре 1915 года вместе с другими кораблями Черноморского флота нанесла мощный удар по противнику в Юго-Западной части Черного моря. Буквально через месяц в составе русской эскадры линкор совершил рейд вдоль берегов Турции, во время которого потопил сразу два неприятельских судна. В июле 1916 года «Императрица Мария» обстреляла и едва не потопила немецкий крейсер «Бреслау», который только чудом ушел от погони. Поэтому не удивительно, что у немцев появилось огромное желание как можно быстрее избавиться от ненавистного корабля. Известно, что немецких шпионов во время Первой мировой войны было в Севастополе изрядно, а пробраться на линкор во время стоянки его в порту можно было под видом рабочего: тогда во время наладочных работ на корабле находилось до 150 мастеровых, довольно плохо знавших друг друга. Опытный диверсант мог вполне проникнуть на корабль (вплоть до крюйт-камеры, где хранился боезапас) и подложить взрывное устройство…

Место гибели Линейного корябля

Вскоре, как известно, грянула революция, а вслед за ней братоубийственная гражданская война. Разбираться с гибелью линкора было уже не кому и не зачем. Однако в марте 1918 года об «Императрице Марии» вспомнили и решили поднять со дна (благо – глубины совсем небольшие), но менее всего для того, чтобы понять причины трагедии 1916 года, а лишь для использования бывшего линкора в качестве металлолома. Его подняли, разрезали на куски и отправили на переплавку. Позднее, в 30-х годах, ЭПРОНовцы достали оставшиеся там четыре артиллерийские башни, весом по 860т каждая, которые при опрокидывании корабля вывалились из своих гнезд и зарылись в грунт. Впоследствии эти мощные орудия были установлены на легендарной тридцатой батарее в районе села Любимовка под Севастополем и стреляли по немцам во время Великой Отечественной войны, как когда-то в годы Первой мировой. Они и сейчас стоят там… Вот, пожалуй, и все, что сохранилось от легендарного и таинственно погибшего линкора. А еще в Севастопольском Музее Черноморского Флота Российской Федерации вам покажут судовой колокол (рынду) с «Императрицы Марии» и кормовой флаг. Этот флаг подарил музею гражданин Франции Николай Остелецкий в 1988 году. Когда-то, в 1920-м он увез его с собой в Бизерту, где десятки лет хранил у себя дома как реликвию, а потом все же вернул в родной Севастополь.
Побывайте сегодня в севастопольском музее, и вам покажут и расскажут все, что знают об «Императрице Марии». О ее, к сожалению, короткой жизни и о последних ее часах, а также, возможно, поведают новые версии той давней трагической истории…
Автор: Юлия Самарина (использованы историч. материалы, найденные Ю.Алексеевым)

комментария 3 к Тайна «Императрицы Марии»

  1. Враки. На 30-й батарее в совхозе им.С.Перовской были установлены орудия с «Полтавы», а не с Императрицы Марии.

  2. Лобанов В.В.

    Н-да-с… И это пишут крымские интернет-ресурсы… Уважаемая госпожа Самарина, старшего офицера звали ГОРОДЫССКИЙ, именно так, а не Ваше «Городынский»! И об орудиях 30-й батареи Вы тоже наврамши-с, подтверждаю.

  3. сидоренко а.в.

    Башни с Полтавы на тридцатке были установлены уже после отечественной войны. До того были двухорудийные, специально изготовленные для береговой обороны.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Adblock
detector