UXDE dot Net

Крымские вина графа Воронцова

от -

[pulledquote]- Какой чудный рейнвейн!
— Это не рейнвейн, а простое, выдержанное в подвалах князя ценой в 20 копеек за бутылку…[/pulledquote]

Из разговора за столом на обеде в Алупкинском дворце.

В сентябре 1837 года Крым посетила семья императора Николая I. Каждый момент «торжественного шествия их по живописному, роскошному, прелестному, чудному по разнообразной природе своей южному берегу Крыма» был потом подробно описан в «Дорожных письмах» секретаря наследника – цесаревича Александра Николаевича, С.А.Юрьевича. «Граф Воронцов, здешний и главный начальник края, и главный помещик южного Крыма, как хозяин, провожает повсюду Их Величество, и как чичероне едет впереди Царской семьи… Государь не может подивиться и довольно нарадоваться перемене, происшедшей с Крымом, со времени его путешествия в 1816г.» — продолжает автор.

Граф Михаил Воронцов

Вновь построенное шоссе, прекрасные дачи, обширные виноградники – и это далеко не полный перечень того, что демонстрировал гостям и многочисленной свите граф Михаил Семенович Воронцов, с 1823г. пребывавший в должности новороссийского генерал-губернатора и достаточно много успевший сделать за эти 14 лет во вверенном ему крае. Прежде всего, он уделил особое внимание разведению винограда, предвидя большие экономические выгоды от зарождавшегося в Крыму виноделия. Не случайно внимательный Юрьевич подмечает, что «теперь по всему Крыму по долинам везде виноградники, а южный берег весь засажен виноградными лозами и производит вина на миллионы рублей» так что «Крым скоро заставит забыть, что есть Шампань и Бордо». Виноградарство и виноделие широко практиковались в южнобережных имениях графа Воронцова и действительно достигло значительных успехов, которые не упустил случая продемонстрировать хозяин, решив угостить «высочайших» путешественников своими винами.

Первая импровизированная дегустация была устроена им в Ай-Даниле – «богатейшем и первом рассаднике винограда всех возможных сортов». У «большого каменного погреба» на столе было разложено более 30-ти сортов разноцветного винограда и поставлено почти столько же бутылок разного вина. Граф радушно предложил всем отведать его гордость – Ай-данильские пенистые вина, а также мускаты (и те и другие по праву считались лучшими в Крыму). Вина понравились, однако все тот же секретарь заметил в своих дневниках: «Вино крымское, хотя уже много лучше теперь выделываемого за пять лет перед сим, но оно еще долго не попадет в моду России»… Но он ошибался.

Если изучить отчеты управляющих крымскими имениями графа М.С.Воронцова, то представляется совсем другая картина. Вина из Крыма были вполне достойно приняты и востребованы не только приезжавшими на Южный берег (например, в Алупкинской гостинице никакие другие вина, кроме как из Воронцовских подвалов, не отпускались – и это всех устраивало), а также в Севастополе, Екатеринославе, Херсоне, Харькове, и в гораздо более избалованных Москве и С.-Петербурге. Показательно, что в 40-х годах основной доход в южнобережных имениях графа получали именно от продажи вин. Например, в 1845г. было получено более 25тыс. рублей серебром, а в 1846-м – 29тысяч. Практически весь выращиваемый виноград перерабатывался на вина и в продажу почти не поступал. И даже после того, как графом было получено разрешение на постройку табачной фабрики в Массандре для изготовления табака, сигар и папирос (в имении была небольшая табачная плантация), эту фабрику не стали строить. Ибо основной доход и здесь шел от изготовления и продажи вина.

Вина у графа М.С.Воронцова производились разных сортов: Токай, Бордо, Алиатико, Пинофлер, Шасла, Пинофран, Траминер, Кокур, Орлеан, Рислинг, Сотерн, Опорто красное, Мускат как сухой, так и сладкий, белое и красное столовые, Малага, Малезианское сладкое и другие. Конечно, иностранные названия винам давать было и неэтично и непрофессионально (будто какая-то подделка…). Это прекрасно понимал и сам граф. Многие его вина были сами по себе хороши и вовсе не требовали «подгонки» под западные образцы через их названия. Но дело было в том, что специалисты-то все были приезжие и работали они по своим, западным правилам и меркам. Да еще многое в их работе графа Воронцова со временем перестало устраивать. Тогда-то и созрело решение об организации своего отечественного (фактически первого!) учебного заведения виноградарства и виноделия – вот какие важные последствия имело со временем, казалось бы, сугубо частное дело – производство своего вина.

Воронцовские винные погреба находились и в Ай-Даниле, и в Массандре, и в Алупке, и поскольку своих виноматериалов даже не хватало, то граф производил закупки винограда также и у местного населения, у которого, наоборот, не было ни дорогостоящего оборудования, ни специальных подвалов. Предпочтение отдавалось таким сортам, как: Мускаты, Алеатико, Аликант, Педро и Токайским (Фурминт и Гарс-Левелю). Характерно, что вина произведенные из покупного винограда, никогда не смешивались с винами с собственных виноградников графа (это было уже абсолютно профессионально), а выдерживались в течение 2-3-х лет в зависимости от сорта и качества винограда и выпускались под маркой «Выдержанные в подвале Воронцова». Кроме того, из виноградных выжимок и из вин, мало интересных для закладки на выдержку, изготовлялась водка (точнее – горькая настойка) сначала для домашнего употребления, а затем и на продажу. Она напоминала даже более коньяк, вполне пользовалась успехом и называлась «Воронцовской старкой». Приносили доходы также и виноградные лозы, которые вывозились с виноградников Южного берега в кавказские имения графа Воронцова, а также в Тамань, Екатеринодар, Георгиевск, Пятигорск, Нальчик, Владикавказ, Тифлис… Только в одном 1848г. на Кавказ и Тамань было отправлено 250тыс. чубуков!

Сын графа Воронцова – Семен Михайлович Воронцов, став наследником крымских имений в 1856г., успешно продолжил дело, добившись еще больших результатов. Близко знавший князя ялтинский голова В.А.Рыбницкий вспоминал: «В конце 60 – начале 70-х годов не было другого благоустроенного виноградарства, меж тем князь, пригласив из Франции опытных виноделов в Массандру, Ай-Даниль и Алупку, путем тщательной выделки и сортировки, довел свое виноделие до совершенства, причем продажные цены (в сущности единственного его вина) были весьма умеренные. Так, вина, выдержанные в подвалах Воронцовского дворца, продавались: белое по 20 копеек, а красное по 30 копеек за бутылку. А какое это было вино по качеству, показывает следующий случай. На одном из обедов в Алупке подле меня скучал какой-то генерал и, отведав налитое ему дворецким Волковым белое вино, обращаясь ко мне, сказал: «Какой чудный рейнвейн». На это я ему объяснил, что это не рейнвейн, а простое, выдержанное в подвалах князя ценой в 20 копеек за бутылку. Он не поверил и переспросил Волкова, который подтвердил мои слова».

Воронцовские вина были предметом разговоров даже за царским столом. Приезжая в Ливадию, император Александр II всегда живо интересовался всем, что связано было с развитием виноградарства и виноделия на Южном берегу и, особенно, в имениях своего настоящего друга – светлейшего князя Семена Воронцова, к которому запросто приезжал в Алупку к вечернему чаю. К обеду же в Ливадии Государь приказывал подавать разные вина из княжеских подвалов, и в конечном итоге остановил свой выбор на Бордо из Массандры. В связи с этим интересен эпизод, имевший место в Ливадии и пересказанный тем же Рыбицким: «Из репортажей ежедневных расходов, подаваемых министром двора графом Адлербергом, он (Александр II) заметил довольно большую цену бутылки этого вина, и вот однажды, когда у него обедал князь Воронцов, Государь стал хвалить его вина, в особенности Бордо, при этом заметил: «Жаль, что оно по своей высокой цене многим недоступно». Замечание это очень удивило князя Воронцова, и он ответил, что цена этому вину всего 60 копеек за бутылку. Тогда Государь вспомнил, что в ежедневных отчетах оно значится чуть ли не по 2 рубля. Приказано было разобрать это дело; гофмаршальской частью заведовал в то время в Ливадии гофмейстер Антонин Дмитриевич Княжевич, который оказался введенным в обман низшим персоналом». А между прочим самое дорогое вино Воронцовых стоило 1руб.75коп. за бутылку и было это вино «Мускатом розовым старым» — поистине царским Мускатом с царской же и ценой…

P.S. При Семене Михайловиче Воронцове была создана специальная контора по продаже крымских вин в Москве и С.-Петербурге (адрес был такой: СПБ, Мойка, дом Воронцова № 104). Из отчетов управляющего конторой: с 1867 по 1872гг. из Крыма было получено и затем продано разных сортов вин более 35тыс. ведер на сумму 176,5 тыс.рублей! В самой же Алупке уже почти перед самой революцией «Прейскурант вин» перечислял 16 наименований столовых, десертных и крепких вин собственного изготовления и выдержки, которые можно было закупить также и оптом «по действительной их стоимости» и которые были бы отправлены в исключительно специальных ящиках по месту назначения…

По информации из опубликованных материалов Алупкинского дворца-музея.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *